В 80-х пабло эскобар взялся за колумбийский футбол. и его методы были ужасны

В 80-х пабло эскобар взялся за колумбийский футбол. и его методы были ужасны

В 80-х пабло эскобар взялся за колумбийский футбол. и его методы были ужасны
СОДЕРЖАНИЕ
0
0
25 июня 2020

Биография

24 года назад выстрел снайпера стал роковым для одной из самых влиятельных фигур преступного бизнеса во всем мире. Речь идет о наркобароне Пабло Эскобаре. Парень родом из обычной семьи фермера и учительницы в Колумбии за годы жизни сумел стать действительно хозяином зла, известным на весь мир.

По некоторым данным, он унес жизни 10 тысяч человек. Банда, созданная Эскобаром, сумела сколотить небывалое состояние благодаря тому, что продавала наркотики. За свою жестокость Пабло часто сравнивают с Джоном Диллинджером, грабителем, также завоевавшим далеко не светлую славу.

Пабло Эскобар в детстве и молодости

Сам Пабло считал себя Робин Гудом и тратил часть преступных денег на помощь бедным, например, строя для них жилье. Во многих кварталах до сих пор встречаются его портреты на улицах с подписью «Святой Пабло».

Биография Пабло Эскобара стала полностью известна спустя несколько десятков лет после его гибели благодаря фото-архиву, который создавался годами его бывшим одноклассником Эдгаром Хименесом. Он был не очень успешным свадебным фотографом, пока Пабло не пригласил его на работу. После он получил мировую славу благодаря главному герою своих репортажей и стал известен, как Эль Чинно. Только спустя несколько десятилетий он открыл для просмотра публики семейный архив наркобарона.

Покончил с собой

Многие слышали знаменитую фразу колумбийца, где он говорит, что лучше выберет могилу на своей Родине, чем тюрьму в США. С этими словами он и начал свою преступную деятельность. Говорить о суициде начали именно из-за этой фразы. Отчаянный Пабло не мог сдаться в руки полиции и снова оказаться в тюрьме. Увидя, что все выходы перекрыты, он решил сам свести счеты с жизнью. Семья Пабло Эскобара после его смерти тоже придерживается этой версии.

Племянник наркобарона присутствовал на эксгумации, где рьяно доказывал, что отверстие в черепе свидетельствует о суициде.

Сын Хуан, который сейчас носит имя Себастьян Маррокин, тоже утверждает, что отец не мог так оплошать. Он всегда говорил своей семье, что телефон – это смерть, что по нему легко вычислить человека. Между тем, ему не помешали эти знания в день смерти постоянно звонить жене и детям. Скорее всего он хотел, чтобы его нашли.

На похороны пришло большое количество людей, многим хотелось лично увидеть, что каратель был мертв. Сейчас тоже наблюдается большое скопление народа там, где был похоронен Пабло Эскобар. Его тело покоится в Медельине. Здесь он жил, набирал силу и могущество, боролся с правительством и устранял конкурентов. Именно в этом месте он прятался последние месяцы жизни от полиции, здесь и встретил смерть, а также вечный покой.

Террор Эскобара

«Эль-Патрон» решил отомстить своим обидчикам. 30 апреля 1984 года автомобиль одного из помешавших ему политиков был расстрелян в упор из автомата, министр погиб на месте. С этого начался террор Эскобара.

Наркобарон со своим сыном перед Белым домом. (wikipedia.org)

В надежде решить проблему наркотиков правительство Колумбии заключило соглашение с США об экстрадиции наркоторговцев. Это действительно напугало наркобаронов, так как в американских тюрьмах они не могли бы купить себе свободу. «Лос-Наркос» в лице Эскобра ответили убийствами. Охота шла за всеми, кто был причастен к экстрадиции: гибли журналисты, политические деятели, полицейские. Число жертв перевалило за тысячу. Погибали судьи и высшие полицейские чины, а 18 августа был застрелен и сам кандидат в президенты Луис Карлос Галан. В погоне за приемником Галана — Сезаром Гавирией — Пабло недолго думая взорвал пассажирский самолет, на котором политик должен был лететь. 107 пассажиров пополнили список жертв Пабло Эскобара, а сам кандидат чудом не сел на этот рейс.

Правительством были предприняты беспрецедентные меры, так за решетку угодили десятки высокопоставленных наркоторговцев, еще больше были уничтожены полицией. Земля стала уходить из-под ног Эскобара. Тем не менее, кровавый террор дал результаты: после нескольких неудачных попыток поймать преступника номер один, правительство решило пойти с Пабло на сделку.

Эскобару было разрешено сесть в колумбийскую тюрьму на своих условиях: наркобарон сам должен был построить свою тюрьму со всеми удобствами, а полиции запрещалось приближаться к ней ближе, чем на 20 километров. Надо ли говорить, что Пабло совершенно свободно вел из нее свои дела, превратив ее не то в свой клуб, не то в офис. Эскобар даже не стеснялся там учинять расправы над провинившимися подельниками, что стало последней каплей для правительства. На Эскобара в очередной раз началась охота. Узнав об этом, Пабло спокойно «покинул» тюрьму.

Строительство полей, приход картелей в колумбийский футбол

Колумбийский наркобарон был далек от профессионального уровня, но погонять мяч любил. Любимая позиция – левый фланг, с которого правша Эскобар легко врывался в штрафную. Он частенько играл против профессиональных футболистов, а также легко заводил знакомства с будущими звездами: Чонто Эррера, Алексис Гарсия, Чичо Серна, Леонель Альварес, Рене Игита и Пачо Матурана – все эти культовые для колумбийского футбола имена начинали на полях, которые Пабло в родном городе открывал десятками.

«В трущобах проводились чемпионаты. Целые районы забывали о бедах. Я жил бедно, но на поле мы были важны и жили в идеальном мире», – вспоминал потом Эррера, который сыграл более 60 игр за сборную. Ему вторил и Альварес: «Все говорили о том, на чьи деньги построено поле, и его критиковали за то, что он наркоторговец. Но мы чувствовали себя счастливыми, потому что нам давали поля для игры».

Футбол был не только страстью Эскобара, но и удобным инструментом для легализации преступных денег. Отсюда и появилась программа «Медельин без трущоб», в рамках который открывались футбольные поля, а также отстраивались целые кварталы. За это Эскобара немало людей до сих пор считает чуть ли не святым, несмотря на род занятий. Пабло даже задумался о карьере политика и в 1982-м попал в Конгресс. Но покорение политического Олимпа прервал министр юстиции Родриго Лара Бонилья, развернувший масштабную кампанию против грязных денег Эскобара во власти. Пабло исключили из конгресса в начале 1984-го, через пару месяцев лимузин Бонильи расстреляли два боевика в северной части столицы Колумбии Боготы.

Эскобар переключился с политики на футбол. Колумбийские клубы уже вовсю становились наркозависимыми. Партнер Эскобара Хосе Гача («Мексиканец») вливал деньги в «Мильонариос» (Богота). А давний враг Эскобара Гильберто Орехуэла вложился в «Америку» из Кали. Уделать конкурента для Пабло стало делом принципа.

Любимым клубом Эскобара был «Индепендьенте Медельин». Сын Пабло Себастьян Маррокин даже раскритиковал сценаристов сериала Narcos за то, что его отец на экране несколько раз появлялся в форме другого местного клуба – «Атлетико Насьональ»: «Если вы не знаете, за какой клуб болел мой отец, то как вашу историю можно воспринимать всерьез».

Любовь к «Индепендьенте» подтверждал и правая рука Эскобара Джон Хайро Веласкес по прозвищу Попай, но наркобарон все же вложился именно в «Атлетико». Правда, денежные вливания не приводили к приходу сильных иностранных футболистов, о чем мечтал Эскобар – репутация теневого владельца оказывалась сильнее баснословных зарплат и финансовых преференций.

Тогда «Насьональ» сменил вектор развития, сосредоточившись на привлечении молодых талантов со всей страны. В середине 80-х в команде появились будущие легенды сборной – вратарь Рене Игита, защитник Луис Переа, нападающий Леонель Альварес. Руководить пионеротрядом назначили малоопытного 38-летнего Франсиско Матурана. И ставка сработала.

Что изменилось бы?

Многое. Пабло Эскобар превратил небогатую, но более или менее стабильную Колумбию, в зону боевых действий. Война, начатая им в середине 80-х, закончилась лишь несколько лет назад. Чтобы победить Пабло, правительству пришлось основательно вложиться в ультраправые группировки и картель Кали, ставший, после гибели Эскобара, новой угрозой для страны. После того, как удалось покончить и с ним, настала пора левых радикалов. На время войны с наркокартелями, ФАРК и аффилированные с ним повстанческие группировки накопили силы и в конце 90-х перешли в наступление. В начале XXI века чудовищные теракты в Колумбии совершали уже не последователи Эскобара, а последователи Маркса и Ленина. Так, они едва не сорвали проведение в стране Кубка Южной Америки по футболу (2001 год) организовав несколько взрывов, запугав футбольных звезд и устроив похищения нескольких видных функционеров.

Что было бы, если бы Эскобар соблюдал условия? Он вышел бы на свободу в 1993-м или 1994-м году. Юридически — с чистой совестью. По сути с этого момента все его капиталы были бы легализованы. Организатор заказных убийств и терактов мог бы начать жизнь с чистого листа. Это было бы разумно, но явно не соответствовало бы характеру человека, готового сжечь несколько миллионов долларов ради того, чтобы согреть озябшую дочку. Нет, Эскобар определенно развязал бы новую войну. Войну, в которой его шансы победить были бы куда выше. Вполне вероятно, что однажды он просто захватил бы власть в стране, став в ней диктатором. И это при том, что кокаин продолжал бы литься в США и другие страны континента. К началу 90-х медельинский картель перестал быть колумбийской проблемой, он был проблемой международной. В 1992-м в ООН обсуждался вопрос о введении в Колумбию миротворческого контингента. Обсуждался он, конечно, неформально и на голосование не ставился, но сам факт дискуссии говорит о том, что такой сценарий был возможен.


Президент Сесар Гавирия. (Pinterest)

Как итог, можно сказать так. Эскобара, в конце концов, как-нибудь, общими силами, удалось бы извести. Количество людей, умерших от наркотиков, возросло бы многократно, количество жертв войны наркобаронов против всех — тоже.

Зато, наверное, остался бы жив Эскобар-футболист. Он был убит в Медельине через полгода после гибели Эскобара-наркобарона. Причиной (это наиболее популярная, но, возможно, ошибочная версия), стал гол, забитый им в свои ворота в матче Колумбии и США на чемпионате мира. Через несколько дней после того трагического для себя гола, капитан колумбийской сборной вернулся в родной город и был застрелен у дверей одного из местных ночных клубов.

При Эскобаре в Колумбии убивали политиков, судей, мелких торговцев, солдат, полицейских, врачей и даже футбольных арбитров, но никто не посмел бы тронуть футболиста и однофамильца Пабло.

Живые экскаваторы

Сейчас, спустя 25 лет после великого гиппопотамьего освобождения, их уже от 40 до 60 особей. Они гоняют вдоль местных рек (и по ним) как суда на воздушной подушке, и упаси вас святой Хесус Мальверде, покровитель наркокартелей, оказаться у них на пути. В целом, местные пока что терпят толстокожих.

Убить их из гражданского оружия практически невозможно, да и вреда от них меньше, чем от банды наркоторговцев. Тем более, колумбийцы еще непуганые и не в курсе, что в Африке бегемоты убивают больше людей, чем любые другие животные (не считая малярийных комаров).

Сейчас кокаиновые гиппопотамы Эскобара заселили пойму реки Магдалена и расширяют свой ареал. Они потихоньку расползаются вдоль притоков и оккупировали водоемы вдоль ее течения. Звучит как потенциальная экологическая угроза. Так оно и есть. Бегемоты уже начали вытеснять местные виды: выдры и ламантины похрюкивая покидают места обитаний. Осложняет ситуацию то, что гиппопотамы — территориально-эгоистичные животные, а тому, как вежливо вести себя в гостях, их никто не учил.   

Но опаснее всего с точки зрения окружающей среды то, что бегемоты — прирожденные инженеры экосистем (реальный термин). В этом смысле они как бобры: на окружающую природу они влияют довольно радикально. Гиппопотамы питаются на суше, а опорожняются в воде, тем самым перемещая питательные вещества с берегов в реки и пруды. Дефицит в одном месте — переполнение в другом.

Химический состав водоемов меняется, они быстрее зарастают зеленью и превращаются в заболоченную жижу. Рыбы там, как нетрудно догадаться, вымирают, либо заменяются другими видами. А еще бегемоты своими тушами, как экскаваторы, роют траншеи и целые каналы. В общем, наводят свои порядки, и все это в отсутствие хищников.

Самое забавное, что даже у кокаиновых гиппопотамов нашлись защитники, причем не такие уж недалекие. Дело в том, что десять тысяч лет назад здесь, в Колумбии да и по всей Америке вообще, жила и даже некое подобие бегемотов, которые занимали примерно ту же экологическую нишу. Потом пришли люди и всех сожрали, но природа не терпит пустоты и вновь вернула мегафауну в эти земли. Правда, сделала она это с помощью Пабло Эскобара.

Что делать с полусотней живых экскаваторов — неясно. Правительство какое-то время думало о том, чтобы просто отловить их по одному и стерилизовать. Однако на поимку одного лишь маленького хромого детеныша бегемота ушло около 25 тысяч долларов и масса человеческих сил. Слишком дорого, сложно и бессмысленно — проще просто потерпеть. По крайней мере, пока что.

Еще одна причина, по которой бегемотов нельзя просто взять и перебить — они исчезают в Африке, а Колумбия может стать для них спасительной альтернативой и запасным заповедником. Так что в случае геноцида гиппопотамов у Колумбии начнутся проблемы с репутацией. А она у нее и так, мягко говоря, не очень.

Хуан Пабло Эскобар: Жизнь после смерти отца

Весь этот мир рухнул в возрасте 16 лет, после смерти отца 2 декабря 1993 г.. Вместе с матерью и младшей сестрой Мануэлой они были вынуждены бежать из Колумбии, сначала в разоренный продолжительной гражданской войной Мозамбик, а затем в Аргентину.

После того, как Пабло Эскобар был убит, в эфире местной радиостанции, Маррокин пообещал, что он будет мстить и в один прекрасный день убьет всех, кто несет ответственность за смерть его отца. Хотя с тех пор он отказался от этого громкого заявления и даже встретился с некоторыми из жертв наркобарона.

Кстати, именно по телефонному разговору между отцом и сыном в тот роковой декабрьский вечер спецагенты США и Колумбии вычислили месторасположение укрытия прятавшегося от них Эскобара

Пренебрегая осторожностью, они оставались на линии почти 5 минут. В этом разговоре наркобарон сказал Хуану, что ради него он бы сдался полиции

Переехав в Аргентину, юноша поступил в школу, мечтая стать архитектором. Он наслаждался новой жизнью, размеренной и свободной, где нет стрельбы и постоянного страха. Но, скрываясь и живя во лжи, он никогда не мог чувствовать себя счастливым. Никто из его друзей и однокурсников не знал, кем Хуан Маррокин был на самом деле. Для него это было большим облегчением, но в то же время он чувствовал себя виноватым.

В 2000 г. вместе с матерью Марией Исабель (исп. Maria Isabel Santos Caballero) Хуан Пабло Эскобар был арестован по обвинению в фальсификации документов, сговоре и незаконном отмывании денег. Якобы в Уругвае супруга и сын Эскобара получили часть заработанных им денег от бывших членов «Медельинского Картеля«.

Их посадили в аргентинскую тюрьму на 15 месяцев. Примечательно, что они провели в заключении дольше, чем когда-либо сам Пабло. Однако после, на основе недостаточных доказательств, они были выпущены на свободу. Целая команда юристов пыталась инкриминировать им множество преступлений, в том числе незаконный оборот наркотиков. Но, в конце концов, за неимением фактов были вынуждены отступить.

Хаос и ужас

Однако в какой-то момент, пытаясь добиться уступок от правительства Колумбии и заключить сделку с правосудием, Эскобар залил страну кровью. Его не устраивало, в частности, соглашение с Вашингтоном, согласно которому наркодельцов стали выдавать для суда в США. Накануне президентских выборов 1989 года люди Эскобара убили трех кандидатов в президенты из четырех! Вслед за этим наркобарон устроил теракт в самолете Boeing-727, который выполнял рейс Богота — Кали. Погибло 107 человек. Взрывы сотрясали крупнейшие города Колумбии почти ежедневно. Эскобар платил своим людям премию за каждого убитого полицейского. Кроме того, пытаясь оказать давление на правительство, он регулярно похищал детей элиты. Некоторых из них находили убитыми.

А это Кокорин и Мамаев. Узнаете, чья рожа у них на майках? Так что, судя по всему, в ту самую злополучную ночь футболисты не только пили. Фото: Instagram.com

К моменту, когда Колумбию начали сотрясать нарковойны, в стране уже несколько лет действовала повстанческая группировка — Революционные вооруженные силы Колумбии (FARC). Их партизанские отряды организовали борьбу против крупных латифундистов, а затем вообще против всех богатых. Те в свою очередь начали финансировать правые отряды самообороны — так называемых парамилитарес, поскольку полиция и армия не были способны защитить даже самих себя.

Разумеется, наркобароны попытались использовать FARC, ELN и другие группировки в своих интересах для войны с конкурентами. Насилие приобрело еще более ужасающие масштабы. Колумбийцам казалось, что этот хаос, ужас и кровь не закончатся никогда. Правительство не могло изловить Эскобара несколько лет. Он постоянно перемещался между своими загородными резиденциями, которых насчитывалось около 800.

Однако к 1993 году Медельинский картель начал распадаться. Самого Эскобара, по словам его соратников, утомила необходимость постоянно убегать. Более года он не видел семью, которой однажды, не удержавшись, позвонил после своего дня рождения, 2 декабря 1993 года. Это была роковая ошибка: спецслужбы засекли его местоположение — медельинский квартал Лос-Оливос. Спустя пять минут дом окружили. В ходе перестрелки телохранитель Эскобара Эль Лимон был ранен, а сам глава картеля был убит при попытке к бегству.

Медельин. Фото: pixabay.com

Убийство лайнсмена и игра с Марадоной в собственной VIP-тюрьме

Достижение главной цели не сделало Эскобара менее азартным. В конце матча чемпионата против «Америки» из Кали лайнсмен Альваро Ортега отменил гол любимого Пабло «Индепендьенте», который сравнял счет. Эль Патрон посчитал это оскорблением, и уже вечером Ортегу расстреляли из проезжавшего мимо грузовика.

«Когда я возвращался домой после матча, я услышал, что судья убит. Мы были в шоке. Мы знали, что здесь замешаны владельцы; что они темные лошадки. Но футболисты мало что знают», – отметил футболист «Индепендьенте» Оскар Пареха.

После убийства Ортеги власти остановили турнир, который так и не был доигран.

В 1991 году впервые за 10 лет «Атлетико» стал чемпионом Колумбии. Но Эскобару было уже не до управления клубом – его прессовал новый президент страны Сесар Гавирия. Промежуточным итогом стала сделка: Эскобар признал вину в нескольких незначительных преступлениях, взамен ему простили остальные и посадили в тюрьму «Ла Катедраль», которую для себя наркобарон и построил. Среди удобств «исправительного учреждения» – бассейн, джакузи, сауна и, естественно, футбольное поле, на котором Пабло сыграл с Диего Марадоной. Посредник вышел на аргентинскую звезду и попросил о товарищеском матче, сообщив, что его устраивает «очень важный человек в Колумбии».

Диего Марадона

Фото: Getty Images

«Меня отвели в тюрьму в окружении тысячи охранников. Я сказал: какого черта здесь происходит? Я что арестован?! Это место больше походило на роскошный отель. Мне сказали: Диего, это Эль Патрон. Я не читал газет и не смотрел телевизор, поэтому понятия не имел, кто это! Мы встретились в кабинете, и он сказал, что любит мою игру, и что он олицетворяет себя со мной, потому что я, как и он, одержал верх над бедностью.

Мы сыграли матч, и все были довольны собой. Позже в тот же вечер у нас состоялась вечеринка с лучшими девушками, каких я только видел в жизни. И все это в тюрьме! Я не мог в это поверить. На следующее утро он заплатил мне и попрощался», – рассказывал Марадона о необычном знакомстве с Эскобаром.

В «Ла Катедрале» побывали почти все игроки сборной Колумбии, включая Игиту, который до сих пор называет Эскобара другом. Столь близкие отношения с наркобароном стоили ему места в сборной на ЧМ-1994 – футболиста посадили в тюрьму. Как потом говорил Рене – именно за дружбу с Пабло.

Рене Игита

Фото: Getty Images

Эскобар даже из тюрьмы продолжал управлять наркобизнесом, и терпение правительства лопнуло – его собирались перевести уже в настоящую тюрьму, но Эскобар сбежал. В таком положении футбол оставался одной из немногих его радостей. «Я слышал, как к нам приближаются войска, и мне было страшно. Пабло поворачивается ко мне и говорит: «Попай! Я думаю, они нас поймали». Я поднимаю свой M16, а он говорит: «Колумбия забила гол!» Футбол был его радостью, его спасением, его седьмым небом счастья», – рассказал верный сподручный Эскобара.

Правда, высшую точку развития колумбийского футбола – выход сборной на ЧМ-94 в США – Пабло не увидел. 2 декабря 1993 года он погиб в результате спецоперации. До сих пор неясно, кто сделал контрольный выстрел: стражи правопорядка или сам Эскобар, чтобы его не взяли живым.

Факт в том, что на Пабло в последние мгновения его жизни были футбольные бутсы.

Другие большие материалы Александра Петрова:

«После камбэка с 1:5 проспал самолет на «МЮ» – «Арсенал». Уткин в «Что? Где? Когда?»

Лига чемпионов УЕФА

НЕТ МЕЧТЕ О МИРОВОМ КУБКЕ

У Пабло были проблемы посерьезнее. В Ла Катедрале совершались убийства, и находившееся под постоянным давлением правительство Колумбии пришло к выводу, что его нужно посадить в «настоящую» тюрьму. Эскобар пустился в бега.

Даже в самые тяжелые времена Пабло Эскобар не забывал о футболе. Единственное, на что он прерывал свои войны, это футбольные матчи. Попай вспоминал, как они вдвоем прятались в траншее, преследуемые правительственными солдатами, а Эскобар слушал по крошечному радио трансляцию с Чемпионата мира.

Но он не дожил до того, чтобы увидеть, как его сборная сыграет в США: в декабре 1993 года Эскобара застрелила колумбийская полиция на крыше дома. На нем были футбольные бутсы. Его смерть оставила брешь, которую заполнила кровавая вражда среди картелей. Как обычно, пострадал и футбол. На Чемпионате мира 94 в США брат Чонто Эрреры погиб в подозрительной аварии. Баррабас Гомес, брат помощника тренера Эрнана, покинул команду после угроз его жизни. А затем молодой защитник «Насьоналя» Андрес Эскобар, чей автогол в матче с хозяевами выбил Колумбию с чемпионата, был застрелен после столкновения с гангстерами.

Золотая эра колумбийского футбола закончилась, едва начавшись. Узнав, что их жизнь в опасности, многие высококлассные игроки решили покинуть сборную. Преступные корни искоренили, и поток денег в домашние матчи прекратился. Колумбия упала с 4 на 34 место в рейтинге ФИФА в течение следующих трех лет. Лишившись своего главного спонсора, «Насьональ» выиграл следующий домашний чемпионат лишь через 11 лет, а сборная Колумбии не поднимала над головой Кубок Либертадорес до 2004.

ПОЧЕТНЫЙ ГОСТЬ

В 1991 году некий посредник подошел к Диего Марадоне и сказал, что очень важный человек в Колумбии хочет заплатить ему «огромный гонорар» за то, чтобы он сыграл товарищеский матч бок о бок с такими звездами, как Рене Игита.

Как выяснилось позже, практически вся сборная Колумбии бывала в Ла Катедрале, зачастую их головы накрывали полотенцами по дороге туда, но один из них совершил ошибку. Вратарь Рене Игита по прозвищу Эль Локо дал интервью репортерам. Последовал гневный протест. Как могла гордость и радость Колумбии ассоциироваться с преступностью?

Игиту посадили в тюрьму в 1993 году, якобы за содействие похищениям, однако согласно документальному фильму «Два Эскобара», истинной причиной этому была его связь с картелем.

Тренер Матурана защищал своего игрока, заявив: «Если Дон Корлеоне приглашает меня на ужин, я прихожу». Но в результате Игита пропустил Чемпионат мира в США.

Детство

Хуан Пабло Эскобар родился в 1977 году в колумбийском городе Медельин. Он очень любил своего отца, вообще эти двое всегда были очень близки, однако по своей натуре был пацифистом и никогда не соглашался с жестокостью, которую исповедовал Эскобар:

Его детство проходило в усадьбе «Неаполь» (исп. Nápoles) в окружении слуг, роскоши и богатства:

В общей сложности на территории поместья было 2 вертолетных площадки, 10 домов, 3 зоопарка, 1700 сотрудников, 27 искусственных озер, статуи динозавров в натуральную величину, а также собственная бензоколонка.

Белый дом, Вашингтон

Когда мальчику было 9 лет, он получил от отца свой первый урок о наркотиках. Эскобар, сказал сыну, что за свою жизнь он перепробовал все виды наркотиков за исключением героина. Кроме того, он призвал сына никогда не следовать по этим стопам. Забегая вперед, можно сказать, что этот урок был хорошо освоен.

Сын: Хуан Пабло Эскобар Энео

Хуан Пабло Эскобар унаследовал не только фамилию и имя отца, но также и схожие черты лица. Довольно опасное сочетание при попытке начать жизнь с чистого листа. Бежав с семьей в Аргентину, он стал известен как Хуан Себастьян Маррокин Сантос (исп. Juan Sebastian Marroquín Santos), но и это не помогло ему надолго спрятать свою истинную личность от глаз нежелательной общественности.

Хуан родился в 1977 году в Медельине. Он очень любил своего отца, вообще эти двое всегда были очень близки, однако по своей натуре был пацифистом и никогда не соглашался с жестокостью и насилием, которые исповедовал Эскобар. До 12-13 лет он не догадывался чем занимается его отец.

Именно по телефонному разговору между отцом и сыном в тот роковой декабрьский вечер спецагенты США и Колумбии вычислили месторасположение укрытия Эскобара

Пренебрегая осторожностью, отец с сыном оставались на линии почти 5 минут. В этом разговоре наркобарон сказал Хуану, что ради него он бы сдался полиции

Пабло Эскобар с сыном Хуаном

Переехав в Аргентину, юноша поступил в школу, мечтая стать архитектором. Он наслаждался новой жизнью, размеренной и свободной, где нет стрельбы и постоянного страха. Но, скрываясь и живя во лжи, он никогда не мог чувствовать себя счастливым. Никто из его друзей и однокурсников не знал, кем Хуан Маррокин был на самом деле, для него это было большим облегчением, но в то же время он чувствовал себя виноватым.

В 2009 г. в сотрудничестве с Мароккином, а также с его матерью и двумя жертвами террора картеля, был выпущен документальный фильм под названием «Грехи моего отца» (исп. «Pecados de mi padre»). В этой работе Хуан обратился к жертвам Пабло Эскобара и ко всему колумбийскому народу, чтобы попросить прощение за действия своего отца.

В настоящее время живет в Буэнос-Айресе со своей женой и дочерью.

Загнанный зверь, или смерть Пабло Эскобара

Пабло бежал. Его картель рассыпался на глазах. Кто-то переходил на сторону конкурентов из города Кали, кто-то сдавался властям. Население больше не доверяло «Эль-Патрону» — слишком много их родственников и друзей погибло по вине Эскобара. За Пабло шли по пятам не только армия и спецслужбы, но и головорезы из Кали, готовые уничтожить не только его, но и всю его семью.

Эскобар решил не изменять принципам своей борьбы и, спрятав семью, вернулся к тотальной войне с правительством. Однако петля на шее Пабло затягивалась все сильнее — он растратил практически все свое состояние в бесплодных попытках изменить Колумбию. Все, чего он хотел, — это воссоединиться с семьей.


Эскобар с женой и сыном. (wikipeida.org)

2 декабря 1993 года Эскобар позвонил своей семье. Пока Пабло разговаривал со своим сыном, его звонок успели отследить. В скором времени дом, где прятался Эскобар, окружили. После непродолжительной спецоперации Пабло Эскобар, кошмар Медельина и угроза национальной безопасности, был ликвидирован.

Во время похорон Пабло улица, по которой несли гроб, заполнилась тысячами колумбийцев: одни грустили, другие откровенно радовались, но всех их объединило то, что они пришли проститься с легендой.

Евреи+баски=паисас

Испанцы добрались до долины Абурра, отрезанной от других частей страны горами, еще в 1540-х годах. Значительную часть населения Антиокии составили бежавшие от испанской инквизиции евреи и притесняемые короной баски. Два этих народа и разделили землю на небольшие владения, которые принялись обрабатывать самостоятельно — в этом отличие от других частей страны, где использовался в основном рабский труд негров и индейцев. Смешиваясь друг с другом, евреи, баски и примкнувшие к ним испанцы на протяжении трех веков практически не взаимодействовали с остальной Колумбией.

Сейчас обитателей Антиокии в Колумбии называют «паисас». Они сильно отличаются от других колумбийцев и внешностью, и характером. Доля белого населения здесь как нигде высока. Девушки из Антиокии считаются самыми красивыми в стране, здесь нередко можно увидеть голубые и зеленые глаза.

Паисас любят красиво говорить, несколько высокомерно относятся к жителям других регионов и обладают деловой жилкой. Местные жители мрачно шутят, что предпринимательский гений антиокийцев оказался злым. В 70-е годы прошлого века на сцену вышел Пабло Эмилио Эскобар. Родившись в небольшом городке Рио-Негро неподалеку отсюда, он начал преступную карьеру с автоугонов и разбоев, а затем нашел по-настоящему золотую жилу — кокаин. США представляли практически бездонный рынок, чем не преминул воспользоваться Эль Босс.

Горы долларов, конфискованные у нашего героя во время одного из рейдов правительственных войск

Комментировать
0
0
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

;) :| :x :twisted: :sad: :roll: :oops: :o :mrgreen: :idea: :evil: :cry: :cool: :arrow: :P :D :???: :?: :-) :!: 8O

Это интересно